Image default

Хочу в электронный концлагерь! Почему? Выгодно!

После бурных протестов граждан власти отложили закон о введении куар-кодов на транспорте, однако от идеи их использования для контроля заболеваемости ковидом не отказались. Одновременно появилось немало сторонников куар-кодов, считающих, что электронные технологии следует использовать ещё шире. Аналитик Константин Поживилко объясняет почему.

Как законопослушный гражданин я совершенно не против камер с распознаванием лиц, потому что сам никогда не посягну на права других людей. А сам буду чувствовать себя в безопасности от посягательств криминала. Со временем посредством лица я смогу не только оплачивать все услуги, но и не буду волноваться о том, что с моей карточки кто-то сможет воровать деньги, что сейчас происходит сплошь и рядом. А какая экономия случится, если в супермаркетах исчезнут кассирши, а в банках – менеджеры. А сколько времени будет сэкономлено на обслуживании и стоянии в очередях! Особенно выгодно будет общение с государством. Разве плохо, что уже сегодня налоги, коммунальные платежи, пошлины и т.д. мы можем оплатить бесконтактно. Может быть, так со временем число бюрократов уменьшится.

Электронные помощники входят в сферу самого дорогого – здоровья. В США уже сегодня есть девайсы, которые способны передавать в больницу твои основные показатели самочувствия. Таким образом компьютер сам предупреждает врача о необходимости вмешаться. При использовании устройства стоимость медицинской страховки снижается. Так же, как и при отсутствии у тебя вредных привычек и вождении автомобиля без нарушений. Что тоже уже может быть подтверждено электронными «надсмотрщиками». В продажу поступили унитазы, которые могут делать анализы и также передавать их в медучреждения.

Когда после этого кто-то мне говорит о «чипизации» и тотальной слежке, я отвечаю просто: мол, где ты, а где Билл Гейтс и зачем ты ему вообще нужен. К тому же любой из нас и без того полностью «прозрачен». На работе, даже если это удалёнка, работодатель видит, какая информация приходит и уходит с твоего компьютера. На улицах повсюду висят камеры наружного наб­людения. В интернете за нами не просто следят, но и грубо нами же манипулируют. Не успеешь послать запрос в поисковик, как сразу же сыплется поток рекламы. Google в Израиле требует регистрировать почту с привязкой к номеру телефона. С одной стороны, как бы защита от хакеров, но с другой – ты теряешь анонимность. Купил билет – отметился. Остановился в отеле – зафиксировался.

Более того, мы сами выворачиваемся наизнанку. Чего только не сообщают о себе миллиарды людей в социальных сетях! Опытные специалисты могут узнать о них больше, чем сами они знают о себе. Потому что являются прекрасными знатоками экономики, психологии и принципов действия электронной паутины, в которой каждый из нас безнадёжно увяз. Так есть ли смысл тратить силы на борьбу с неизбежным электронным «концлагерем»? Или лучше уже сейчас обустраивать его в комфортный пятизвёздочный отель, чтобы не оказаться потом в грязном бараке?

Первое, что необходимо сделать, – убить «большого брата». Сначала полностью прозрачными должны стать государственные структуры. Необходимость в этом остро ощущается давным-давно. Краудсорсинг уже помогает раскрывать «висевшие» десятки лет преступления. А почему не сделать общим достоянием тот факт, что восемнадцатилетний студент приобретает оружие и сотни боеприпасов к нему? Возможно, сопоставив эту информацию с его психологическим профилем, в вузе смогли бы предупредить массовый расстрел.

Второе – полное равенство всех и каждого. Независимо от занимаемой должности и статуса. Более того, наделённые властными полномочиями лица должны быть прозрачнее остальных. Сейчас они норовят скрыть о себе информацию, замаскировать вопиющую разницу между полученными доходами и потреблением. В корне должно быть пересмотрено отношение между тайным и явным.

Третье – пересмотр принципов личного пространства. Пандемия доказала, что не все твои данные о здоровье должны быть сакральными. Человек имеет право знать, что рядом с ним находится заражённый СПИДом, туберкулёзом. Что его сосед был осуждён за изнасилование, педофилию и другие преступления. Вообще, чем меньше будет закрытой информации, тем быстрее исчезнут хакеры. Рискну стать основоположником движения secret free (без тайн). Готов предоставить о себе любую информацию. И управление электронным «концлагерем» должно быть доверено людям с аналогичной философией, а не госчиновникам.

Обо всём этом нужно размышлять уже сегодня, потому что вчера было поздно.


Также интересно

В Москве возмутились назначением ярого русофоба на пост министра информации Казахстана

salavatov

На премьера Ирака совершили нападение

salavatov

В Кугарчинском районе регоператора обязали вывезти из незаконного полигона 66 тонн мусора

salavatov