Image default

Глава КРЭТ Колесов Николай Александрович: семья в ОАЭ, автопарк из «Майбахов» и «благотворительность» для ФСБ

Для любого государства одной из ключевых сфер является оборонная промышленность. И каждое вменяемое государство делает все, чтобы эта промышленность выпускала лучшие образцы продукции – будь то сапоги, в которые обувают армию, или сложнейшие приборы, которые эта армия использует.

Немаловажной составляющей всего этого является еще и цена, в которую обходятся сапоги или ракеты. И, в свою очередь, весьма важным фактором ценообразования является то, кто и как этой промышленностью управляет.

Всю оборонку страны мы разбирать не будем. Коснемся только ее части, а именно – АО «Концерн Радиоэлектронные технологии» (КРЭТ), который входит в в состав госкорпорации «Ростех» и занимается тем, что выпускает системы и средства РЭБ, БРЭО, системы ГО, измерительную аппаратуру, электрические соединители, кабельные системы, медицинские приборы, бытовую технику и так далее, а в его структуру входят 97 предприятий. Вернее, нас интересует не сам КРЭТ, а его руководитель – Николай Александрович Колесов, который занимает пост генерального директора Концерна с 2009 года.

Что интересно – пришел он на эту должность (напомним, КРЭТ – государственное предприятие) с поста губернатора Амурской области. Все бы ничего, да только покинул он этот пост после коррупционного скандала, набравшего таких оборотов, что глава КПРФ Зюганов даже направлял в 2008 году запросы в Генеральную прокуратуру, требуя возбудить против Колесова уголовное дело. 

Дело, конечно, давнее, но суть напомним. Скандал вспыхнул после того как Колесов отремонтировал свой рабочий кабинет. Ничего бы такого, но ремонт кабинета (не всего здания!) обошелся в 150 миллионов рублей. В ценах 2008 года, не забывайте. Понятно,  что такое расходование бюджетных средств, к тому же в далеко не самой богатой Амурской области, вызвало бурю возмущения. 

Чтобы понимать всю «глубину глубин», упомянем лишь одну деталь – площадь кабинета Колесова составляла 387 квадратных метров, а туалет в этом кабинете занимал 21 метр. О том, сколько семей в Амурской области ютятся в барачных квартирах, площадь которых меньше губернаторского туалета, говорить, думается, не надо.

Потому в октябре 2008 года в Благовещенск прибыл председатель Госдумы Борис Грызлов, подвергший критике социально-экономическую политику в области. Но скандал решили замять, и 16 октября 2008 года Колесов был уволен с должности губернатора Президентом РФ Дмитрием Медведевым с формулировкой «по собственному желанию». 

Хотя увольнение с губернаторской должности и было сформулировано столь мягко, назначение Колесова в КРЭТ все же вызвало недоумение у многих. И уже тогда раздавались голоса, утверждавшие, что добром это назначение для АО «Концерн Радиоэлектронные технологии» не закончится. 

И – как в воду глядели. В КРЭТ все эти годы происходило примерно то же, что и в Амурской области – пока область (то есть концерн) стабильно валился в пропасть, его глава Колесов ремонтировал свой личный кабинет (то есть заботился о своем благосостоянии). Иногда волны скандалов, вызванных его деятельностью, вырывались на страницы СМИ, но все ловко гасилось, доказательством чего служит простой факт – Николай Александрович Колесов продолжает возглавлять КРЭТ до сих пор.

Новости по теме: И тут выходит Чемезов

Не поколебал его положения и последний скандал, когда кто-то из «доброжелателей» записал, а потом слил в открытый доступ пьяные откровения Николая Александровича по поводу того, сколько и с кем из высших чинов МВД он выпил, чтобы спасти от уголовного преследования Николая Воронова, некогда занимавшего должность директора АО «Нижегородское НПО имени Фрунзе». Его пытались задержать в далеком 2017 году за нарушение осуществления ФЦП (Федеральной целевой программы) по развитию оборонно-промышленного сектора. Его обвинили в превышении полномочий. В 2015 году Воронов принёс огромный ущерб родному предприятию, подписав невыгодный договор с посредником. Убытки на тот момент составили 30 миллионов рублей. 

Все вроде бы очевидно, но, видать, не зря распивал спиртное Колесов – Воронов оправдан за «отсутствием состава преступления».

Что не удивительно, ибо, как следует из все тех же пьяных откровений Колесова, арестовали Воронова отнюдь не за подписание заведомо убыточного контракта, а за то, что не поделился с тем, с кем надо. Излагать тот поток подсознания, который вырывался из уст Колесова по этому поводу сложно, потому приводим скрин из расшифровки текста, которую сделало одно из СМИ:

Глава КРЭТ Колесов Николай Александрович: семья в ОАЭ, автопарк из «Майбахов» и «благотворительность» для ФСБ

Воронов сел, потому что не «отстегнул» 550 миллионов. Представляете себе масштабы коррупции в одном из 97 предприятий, подчиненных Колесову? А вот как Николай Александрович решил проблему своего подчиненного:

Глава КРЭТ Колесов Николай Александрович: семья в ОАЭ, автопарк из «Майбахов» и «благотворительность» для ФСБ

Тут все: и откровенные денежные подношения, исчисляемые сотнями миллионов, но хитро замаскированные под «благотворительность», и интриги, и банальные пьяные «договорняки». Формальный повод для закрытия дела против Воронова тоже нашелся: КРЭТ направил в органы следствия письмо, в котором отказывался от претензий к Воронову. 

Это – только один пример того, что творится в недрах возглавляемого Колесовым «Концерна Радиоэлектронные технологии». Всего же, как следует из его откровений, он имеет каждый год один миллиард рублей «на благотворительность». Которыми, как следует из отрывков текста, размещенных нами выше, распоряжается весьма специфически.

Возникает вопрос – а почему львиную долю этих денег он отдает именно силовикам? Ведь «благотворительность» подразумевает помощь отнюдь не представителям МВД, ФС, Следкома и так далее. Нет, они тоже имеют право, кто спорит. Но не исключительное же, согласитесь?

А ответ прост – с ними надо делиться, чтобы силовики не заинтересовались тем, что происходит в руководимым Колесовым КРЭТе. Ибо тогда выпитой водкой с генералами ему явно не отделаться. 

Вот только часть из того, что стало достоянием прессы в последние пару лет. Оказалось, что вскоре после назначения на пост генерального директора КРЭТ, Колесов сдал в аренду АО «Раменское приборостроительное конструкторское бюро» (РПКБ) собственный вертолет и два самолета. С 2013 по 2017 годы они использовались якобы в качестве летающих лабораторий для якобы отработки комплексов БРЭО. Но в то же время Колесов их мог использовать для собственных нужд. А расходы на содержание этих летательных «безделушек», а также пилотов и стюардесс включались в стоимость работ выполняемых по гособоронзаказу. РПКБ входит в КРЭТ, напоминаем.

Как утверждают злые языки, Николай Александрович летал на одном из этих самолетов в ОАЭ, где проживает его семья. Что тоже весьма интересно, если учесть тот фактор, что большинство работ, выполняемых руководимым им концерном – это государственный оборонный заказ. Кто-то представляет себе, чтобы, допустим, у Сергея Королева жена жила в ОАЭ? А у Колесова – пожалуйста.

Еще одна история датирована 2015 годом. Тогда входящее в КРЭТ АО НИИР «Фазотрон» разработал РЛС «Арбалет». Разработка РЛС велась «Фазотроном» в интересах и на деньги Минобороны. 

Госконтрактом №Р/1481874121471-1531889 от 22.09.2015 на поставку вертолетов Ка-52Э в Египет было предусмотрена поставка 47 РЛС плюс еще одна на полунатурный стенд для наземных испытаний. «Фазотрон», как разработчик РЛС, должен был доработать РЛС под заказчика (Египет). Стоимость доработки по оценке инженерного состава АО «Камов» составляла не более 100 миллионов рублей. Однако АО «Камов» заплатило «Фазотрону» несколько больше – целых 750 миллионов, что сопоставимо с разработкой новой РЛС пятого поколения АФАР.  

Новости по теме: «Ростех» «подвели» 5G и импортозамещение?

Как опять же утверждают злые языки, сумма 750 миллионов была пролоббирована в интересах Николая Колесова через центр БРЭО АО «Вертолеты России», который возглавлял Лыткин Павел Дмитриевич. 

Данная РЛС со всеми недоработками и недостатками была продана в Египет в составе вертолета Ка-52Э в рамках вышеуказанного госконтракта. Стоимость РЛС завышена в 2 раза и составила порядка 120 миллионов рублей за штуку. Поставщиком вместо государственного «Фазотрона» стала частная компания АО «Казанский электротехнический завод», совладельцем которой по странному совпадению является именно Николай Колесов.

Общая стоимость поставки РЛС составляла порядка 5,6 миллиарда рублей, из которых 1 миллиард составила прибыль. Конструкторская документация на РЛС, разработанная за счет средств Минобороны и принадлежащая Минобороны, находившаяся на «Фазотроне», после заключения контракта на поставку вертолетов в Египет была передана по указанию руководителя КРЭТ Колесова безвозмездно (!) в АО «Казанский электротехнический завод» (КЭТЗ), совладельцем которого, напомним, является сам Колесов. Сам же «Фазотрон» был вынужден свернуть собственное производство РЛС для вертолетов. На момент сделки 10 % КЭТЗ принадлежало ЗАО «Ривер парк», а 14 % — АО КОМЗ, которые контролируются семьей Колесова. Председателем совета директоров АО КЭТЗ была Анастасия Колесова — дочь Николая Александровича Колесова.

Кстати, о дочери. Она с 2010 года является председателем правления «Татсоцбанка», который прямо называют карманным банком семьи Колесовых. А стала дочь Колесова банкиршей в неполных 26 лет. 

Глава КРЭТ Колесов Николай Александрович: семья в ОАЭ, автопарк из «Майбахов» и «благотворительность» для ФСБ

На сегодняшний день Анастасии Колесовой принадлежат 56.57% акций банка, Николаю Колесову – 18.28%, Александру Колесову – 10.58%. Последний является сыном Николая Александровича. Так что банк вполне себе семейное предприятие.

Вообще, семья Колесовых – отдельная история. Но общим знаменателем для всего семейства является КРЭТ, ибо предприятия, принадлежащие членам семьи, являются наибольшими получателями государственных заказов. 

Чтобы не быть голословными приведем в пример завод «Элекон», который в разное время возглавляли дети Колесова — Анастасия и Александр (последний покинул пост гендиректора в июне 2019 года), а до Александра — муж Анастасии Николай Ураев. Крупнейший производитель электрических соединителей «Элекон» работает на госзаказах предприятий «Ростеха» (куда входит КРЭТ). «Элекон» (выручка в 2019 году — 6 миллиардов рублей) поставляет соединители для НПО «Электромашина», «Объединенной ракетно-космической корпорации», вилки, розетки и заглушки для авиастроительной компании «Сухой» и пр. И хотя в акционерах «Элекона» нет Колесовых, Колесов-младший — гендиректор компании «ИнГрупп», которой принадлежит 21,7 % акций этого завода.

Вот так. Это тоже всего лишь один пример.

Но есть еще в биографии Колесова деяние, на фоне которого все описанное выше бледнеет. Речь идет об аппаратах искусственной вентиляции легких (ИВЛ), которые в прошлом году продал КРЭТ и которые привели к пожарам и смертям больных коронавирусом.

Они производятся на Уральском приборостроительном заводе. После пожаров в больницах Роспотребнадзор временно приостановил использование этих аппаратов. Между тем за март и апрель 2020 года КРЭТ заключил контракты на поставку аппаратов ИВЛ «Авента-М» на 14,46 миллиарда рублей, продав весь запланированный запас в 6,7 тысяч вентиляторов. Аппараты ИВЛ — дорогое медоборудование, средняя цена — 1,5 миллиона рублей за комплект. Скорость, с какой была проведена серия госзакупок КРЭТом, поражает: только 15 апреля прошлого года Минпромторг России и КРЭТ подписали договор об увеличении объемов производства до 6,7 тысяч аппаратов ИВЛ.

К слову, благодаря именно этим аппаратам Россия попала в международный скандал, поставив их в США в качестве помощи. Американцы немедленно запретили их использование, а тогдашний президент Трамп со свойственной ему прямотой назвал их «железным дерьмом». И тут ему сложно что-то возразить, ибо сгоревшие заживо пациенты российских больниц тому подтверждение. 

Вот такой руководитель государственного концерна Николай Александрович Колесов получается. И это только несколько штрихов к его личности. А завершим тем, с чего начали – кабинетом Николая Александровича. Но не давним, губернаторским, а нынешним, директорским. Ибо, как стало известно, тяга к роскоши у Колесова развилась пуще прежнего.

Ремонт кабинета в КРЭТ стоил государственному бюджету на сей раз уже 4 миллиона долларов. В сумму входили: лепнина за 75 тысяч долларов с требованием покрыть всё сусальным золотом; паркет по 112 тысяч за метр; 36 инкрустированных радиаторов Retro по 56 тысяч; шторы за 75 тысяч. Это все в долларах, не в рублях. Стол Колесова из красного дерева тянул на 130 тысяч, но уже евро – в Европе заказывали, потому и цена в евро. Ещё Колесов заказал в кабинете персональный лифт, джакузи и зачем-то фонтан. 

Автопарк Николая Александровича тоже впечатляет: четыре «Майбаха» с номерами соответственно К777АЕ777, Т777РК777, Р003МК16, Е565ОА777 и «Геландеваген» с номером Е777КЕ77:

Глава КРЭТ Колесов Николай Александрович: семья в ОАЭ, автопарк из «Майбахов» и «благотворительность» для ФСБ

На этом, пожалуй, и завершим. Ибо что еще нужно для того, чтобы ФСБ, МВД, прокуратура и Следственный комитет, о которых столь нелестно отзывался Николай Александрович в своей пьяной беседе, заинтересовались скромным государственным чиновником, коим Колесов является, возглавляя государственный концерн, мы не знаем. 

Что касается качества продукции, выпускаемой на предприятиях, входящих в «Концерн «Радиоэлектронные технологии», то вывод очевиден: если выпускать ее так, как требует госзаказ, то не будет ни «Майбахов», ни «Геликов», ни Эмиратов. Это к вопросу, почему у нас постоянно падают самолеты и ракеты.

Также интересно

Экс-главу Минземимущества Башкирии Евгения Гурьева отпустили до 20 июля под домашний арест

salavatov

ФСБ изъяла 353 единицы огнестрельного оружия у 85 подпольных оружейников

salavatov

В Стерлитамаке экс-гаишник выдавал водительские удостоверения без экзаменов

salavatov