Image default

КГБ, ОПГ, ФСБ, РЖД. Криминальный путь подельника Путина — Владимира Якунина. Часть I

Осложном пути Владимира Якунина, который из соратника и коллеги Путина по КГБ превратился сначала в главу РЖД, затем в олигарха, а теперь обосновался в Европе, где создал международную сеть по отмыванию денег и распространению дезинформации.

В первой части издание  The Insider рассказывает о его раннем периоде, в том числе о связях с мафией и первых коррупционных скандалах, прочно связавших его с Владимиром Путиным. Из этой менее известной части его биографии становится известно, как Якунин участвовал в аферах с редкими металлами и в «грабительской приватизации», а также как угрожал депутатам убийством за их расследования.

Путь чекиста

Якунин родился в 1948 году во Владимирской области, но своей настоящей родиной считает Ленинград, куда переехал в детстве вместе с родителями. В 1972 году он окончил Ленинградский механический институт («Военмех») по специальности «производство летательных аппаратов», продолжил обучение в Краснознаменном институте КГБ СССР (ныне Академия внешней разведки) и в 1982 году в качестве ее выпускника возглавил отдел по работе с иностранными гражданами Ленинградского физико-технического института НИИ Академии наук СССР (замдиректора института в это же время был Юрий Ковальчук, другой друг Путина и будущий бизнес-партнер Якунина). С 1985 по 1991 год Якунин был агентом Первого управления КГБ в Нью-Йорке под прикрытием консула СССР. Он вернулся в СССР незадолго до его распада в 1991 году.

На эту тему: Россия воровская: министр внутренних дел РФ в кругу семьи и братвы

В известной россиянам биографии Якунин в 90-х начал работать в частном секторе, однако в своей рассчитанной на западную аудиторию англоязычной автобиографии «Опасная тропа» он неожиданно признается, что ушел со службы только в 1995 году. Похожая ситуация была и с Путиным, который якобы ушел из КГБ еще в 1991 году, когда перешел в команду Собчака, но, судя по всему, он оставался на службе и дальше, во всяком случае один из источников The Insider, работавший тогда в мэрии, рассказал, что в 1992 году Путин ездил в Москву, чтобы «обмыть» новое звание. А знавший Путина предприниматель Франц Зедельмайер сообщил The Insider, что тот в должности вице-мэра принимал «пожертвования» для ФСК (служба, ставшая преемницей КГБ и предшественницей ФСБ). Таким образом, Якунин как минимум 4 года успешно совмещал публично известную работу с не афишируемой работой на спецслужбы.

В своей автобиографии Якунин с неприязнью пишет о демократах, требовавших открытия архивов спецслужбы, и уточняет: он и его коллеги провели «несколько дней напролет, сжигая архивы КГБ». В тот момент у Якунина были все основания опасаться люстрации, «неприкосновенной» фигурой он станет намного позже.

Якунин и путинская афера с редкими металлами

В 1991 году в Ленинграде — Санкт-Петербурге (город был переименован 6 сентября) катастрофически не хватало продуктов. Несмотря на зловещие блокадные ассоциации, были введены карточки. Закупкой продовольствия за рубежом занимались в том числе и депутаты Ленсовета, среди них народный депутат Марина Салье. В самый разгар своей деятельности по спасению города от голода депутаты случайно узнали, что Петербургу выделены квоты на продажу леса, металлов и других товаров для бартера в обмен на продовольствие. В Ленсовете началось расследование, установившее, что в рамках реализации этих квот фирмы-однодневки действительно вывозили из России сырье, но никакой еды при этом в город не поставляли. Впоследствии все это стало широко известно благодаря «докладу Салье».

В 1992 году комиссия, возглавляемая Мариной Салье, пришла к выводу, что на «бартерных» сделках, лицензии на которые подписывал либо лично вице-мэр города Путин, либо его заместитель Александр Аникин, было похищено и присвоено по меньшей мере $122 млн. Петросовет рекомендовал мэру города Анатолию Собчаку уволить Путина на том основании, что тот незаконно подписывал лицензии фирмам-однодневкам и «пробивал» отправку сырья на таможне, (см. воспоминания участника расследований Леонида Добровольского «о Путине и сосисках» и «дело о лицензиях: распродаем Россию или спасаем город?» с хронологией событий). Путин однако, несмотря на скандал, смог удержаться в должности.

Дмитрий Ленков, тогдашний член Комитета по международным связям Городского совета Санкт-Петербурга, стоявший у истоков расследования вместе с Салье, рассказал корреспонденту The Insider, что депутаты сделали все, что могли: заместитель Путина Александр Аникин был уволен, а «порочная практика» таких сделок прекратилась. Расследованием скандала занималась и Северо-западная окружная инспекция Главного контрольного управления администрации президента (см. «Как Собчак и Путин ходили на ковер», но «Результаты затерялись в архивах»).

Ленков рассказывает The Insider, что Путин признал ошибки как на сессии Петросовета 24 марта 1992 года, так и в личной беседе накануне этой сессии, но в качестве самооправдания добавил: «Мы не безгрешны, но посмотрите, что творится в Москве». Чтобы представить себе, какая обстановка тогда царила в Петербурге, Ленков напоминает: «Члены городского совета исчезали, и невозможно было доказать, что они были убиты, некоторых сбила машина, а одного из муниципальных депутатов избили». (Имеются в виду насмерть сбитый машиной депутат Кривченко и избитый Добриков, они упомянуты в обращении Салье на имя Вячеслава Васягина — начальника Административного управления Президента Российской Федерации. Ответ Васягина неизвестен).

«Члены городского совета исчезали» и «невозможно было доказать, что они были убиты, некоторых сбила машина, а одного из муниципальных депутатов избили»

Ранее не было известно, что в афере участвовал и Якунин. Но намек на это можно обнаружить в недавно опубликованной автобиографии:

«В один прекрасный день в 1991-м я получил звонок от друга, который знал, что я работал в Научно-исследовательском институте. Он сказал мне, что знает директора государственного предприятия, во владении которого находится 900 килограмм германия — полупроводника, и беспокоится, что этот материал может попасть в руки бандитов».

По его собственным словам, затем он навел справки о рыночной цене германия, помог достать сертификат соответствия германия из некой московской лаборатории и уговорил директора предприятия отгрузить сырье авансом. О дальнейших деталях трейдинга Якунин из скромности умолчал. Мог ли Якунин, занимавшийся «внешними связями» вместе с братьями Ковальчуками в питерском Физтехе, иметь отношение к знаменитой контрабанде германия и редких металлов из «доклада Салье»?

Бывший питерский муниципальный депутат Андрей Корчагин рассказал The Insider, что в 1991 году ему тоже представлялась возможность принять участие в незаконном экспорте металлов. Предложение поступило от генерала КГБ Геннадия Белика (одного из учредителей «Ассоциации ветеранов внешней разведки», хорошо знакомого с Якуниным), и Корчагин, по его словам, ответил вежливым отказом. По словам Корчагина, сам Белик занимался экспортом металлов, используя ресурсы глиноземного завода в Пикалево. Белик, как убедится впоследствии Корчагин, был хорошо знаком с Якуниным. А Якунин, так совпало, по рекомендации Путина в 1997 году возглавит ту самую окружную инспекцию Главного контрольного управления АП, которая пятью годами ранее не нашла преступления в деяниях Путина.

Из документов комиссии Салье следует, что редких металлов тогда было вывезено 14 тонн фирмой «Джикоп», причем в документах есть просьба о выдаче лицензии на экспорт именно тонны германия, которая была направлена предприятием «Интервуд», но о результате депутатской проверки сведений не осталось. Что это за фирма «Интервуд» и действительно ли она имела отношение к Белику-Ковальчуку-Якунину — проверить сложно, потому что документы на однодневки были по сути фиктивными, например, тот же «Интервуд» в одном случае назван российско-шведским СП, в другом — СП между Россией и ОАЭ, а подписи «руководителей» не совпадали друг с другом.

Приватизатор. Якунин «ураганит» в 90-е

В 1996 году при Госдуме была создана временная комиссия по анализу итогов приватизации 1992–1996 годов. Должность руководителя Рабочей группы по Санкт-Петербургу и Ленинградской области в этой комиссии занял депутат Заксобрания города Юрий Шутов. Комиссия постановила, что Владимир Якунин незаконно взял под свой контроль крупнейший отель Санкт-Петербурга, гостиницу «Прибалтийская» (официально директором гостиницы долгое время являлся сын Якунина — Андрей). Уже знакомый нам депутат Андрей Корчагин поддержал выводы комиссии. Сейчас он вспоминает, что аналогичные обвинения, только в отношении гостиницы «Астория», Шутов выдвигал и против самого заместителя мэра — Владимира Путина.

В 2000 году перед пресс-конференцией, посвященной защите Шутова, с него пытались снять депутатскую неприкосновенность. Корчагин получил необычное приглашение от того самого экс-генерала КГБ Геннадия Белика, ранее предлагавшего ему торговать металлами.

Белик звал Корчагина на встречу с Владимиром Якуниным в офис своей «Ассоциации ветеранов внешней разведки». На этой встрече Якунин, не занимавший тогда никаких официальных должностей, попытался уговорить Корчагина отказаться от поддержки Шутова. «Он сказал, что я очень быстро вожу машину, — вспоминает Корчагин, — и могу попасть в аварию». Так Корчагин в очередной раз убедился, что бывших кгбшников не бывает.

«Якунин сказал, что я очень быстро вожу свою машину по городу, и что я могу попасть в аварию»

Корчагин был вынужден покинуть Россию в 2009 году. Шутову повезло меньше. На него было совершено нападение группой неустановленных лиц, а спустя несколько лет федеральный судья Александр Иванов приговорил его, бывшего депутата Законодательного собрания, к пожизненному заключению за «организацию преступной группировки», якобы причастной к заказным убийствам и другим преступлениям. Шутов скончался в российской колонии в 2013 году.

В своих мемуарах «Опасная тропа» Якунин воздает хвалу следователю Дмитрию Шаханову, участвовавшему в деле Шутова. Уже будучи руководителем РЖД, Якунин назначил Шаханова заместителем генерального директора железнодорожной сети. В ЕСПЧ интересы Шутова, уже посмертно, представляет адвокат Каринна Москаленко. По ее словам, вина Шутова не доказана судом. Заявления на Шутова были составлены такими легендарными деятелями «бандитского Петербурга» как Роман Цепов, Руслан Коляк и Вячеслав Шевченко. Более надежных заявлений — например, от коммерсантов, которые жаловались бы на рэкет со стороны «банды Шутова», не сохранились.

В 1997 году Якунин возглавил Северо-западную окружную инспекцию Главного контрольного управления администрации президента, то есть должен был расследовать коррупцию чиновников. «Якунин никак не среагировал, когда инспектор Министерства финансов Василий Кабачинов попросил его открыть уголовное дело против Путина и других официальных лиц петербургской администрации по подозрению в присвоении приблизительно $28 млн долларов в период с 1992 по 2000 год, выделенных на строительство в Петербурге», — признался в беседе с The Insider cтарший следователь Главного следственного управления Петербурга на пенсии Андрей Зыков.

Когда дело № 144128 «Присвоение субсидий на строительство» было наконец открыто, Путин уже стал президентом России. Дело быстро закрыли, расследовавший его Зыков ушел в отставку, инспектор Минфина Василий Кабачинов погиб в результате несчастного случая, а главный оперативный сотрудник полиции по делу Олег Калиниченко принял постриг в монастырь и отказался давать комментарии журналистам.

Якунин помогает создавать кооператив «Озеро» и банк «Россия»

Братьев Юрия и Михаила Ковальчуков Якунин называет в своих мемуарах ветеранами «программы высоких технологий СССР шаттла Буран». Связь с начала 90-х между Якуниным и Ковальчуком можно проследить еще с начала 90-х, когда Юрий Ковальчук занимал должность замдиректора Физико-технического института им. Иоффе — того самого, где Якунин был начальником отдела внешних связей в 80-е годы, перед отъездом в Нью-Йорк в качестве резидента КГБ. Затем они стали соседями: согласно данным реестра российской собственности, с которыми ознакомился The Insider, Якунин жил в одном доме с Юрием Ковальчуком и в доме на Наличной, 55, построенном «Балтийской строительной компанией». В том же доме жили и другие известные лица: Олег Тони и Александр Найвальт ( руководители «Балтийской строительной компании», причем первый стал топ-менеджером РЖД), Виктор Мячин, братья Андрей и Сергей Фурсенко. У Якунина, Ковальчука, Андрея Фурсенко и Мячина в этом доме было аж по две квартиры. По состоянию на декабрь 2020 года жена Юрия Ковальчука сохраняет там одну квартиру, а Якунин продал две своих в 2009 и 2018 годах.

Это соседство было не случайным. По возвращении в Санкт-Петербург из Нью-Йорка Якунин основал АО «Тэмп» вместе с Сергеем Фурсенко и Юрием Ковальчуком, а также АОЗТ «Международный центр делового сотрудничества» (АОЗТ МЦДС), задуманный как «имитация всемирного торгового центра в Нью-Йорке», чтобы привлекать иностранные инвестиции.

Пресса Петербурга 90-х содержит единственное упоминание об этом мегапроекте. В сентябре 1993 года АО «Тэмп» обратилось к тогдашним властям Петербурга (Собчаку, Путину и Алексею Кудрину) с просьбой срочно выделить 50 млн рублей из бюджета города.

«Это первый случай, когда акционированное предприятие, входившее в систему ВПК, просит деньги из городского бюджета. АО «Тэмп» уже получало от государства (федерального бюджета России) кредит в 20 млн руб., но не сумело им грамотно распорядиться», — пишет «Невское время».

Совместный проект Ковальчуков и Якунина АОЗТ «МЦДС» известен больше. Под него Якунин получил в безвозмездное пользование на 49 лет здания бывшего дома Политпросвещения, принадлежавшего Ленинградскому обкому КПСС (распоряжение Собчака от 10 июня 1994 года N 622-р).

«Мы пытались сделать что-то устойчивое, с моральным ядром, привлекая в Санкт-Петербург иностранные инвестиции. Прибыль не была нашей основной целью», — пишет Якунин в своей книге.

О каких-либо привлеченных Якуниным инвестициях ничего неизвестно, зато прибыль он получил самым нехитрым образом — сдав доставшиеся ему даром помещения прямо напротив Смольного в аренду олигархам Владимиру Потанину и Михаилу Прохорову. Больше об успехах этого проекта Якунин ничего не пишет, хотя якобы он был его основной деятельностью вплоть до 1998 года.

В 1996 году Путин, Ковальчук, братья Сергей и Андрей Фурсенко, Якунин, Мячин, а также Владимир Смирнов и Николай Шамалов (представитель Siemens в Петербурге и впоследствии путинский сват) учредили дачный кооператив «Озеро» в Приозерском районе Ленинградской области. Якунин признал существование этого кооператива в публичном интервью только в 2013 году, а в 2015-м уже с теплотой отзывался об этом месте. Скорее всего, дачи строились без разрешений и «легализовались» в 1996 году, говорит бывший старший следователь Андрей Зыков. Это косвенно подтверждает и сам Путин, вспоминая в мемуарах «От первого лица», что к 1996 году он потратил «пять лет» на строительство дачи.

Якунин (в центре), Ковальчуки (слева) и Путин на Исакиевской площади в начале 2000-х

В 2011 году Андрей Зыков обратился в Природоохранную прокуратуру с жалобой на незаконное занятие береговой линии озера членами этого кооператива. Природоохранная прокуратура в возбуждении дела отказала, а Зыкову представили документы о легализации кооператива «в рамках существующих границ», датированные 1996 годом.

Кооператив «Озеро» продолжает существовать и по сей день. The Insider ознакомился со списком акционеров на 2011 год — год ответа природоохранной прокуратуры следователю на пенсии Зыкову: Якунин, Смирнов и Шамалов еще сохраняли свои доли, но добавились и новые акционеры — Сергей Орлов и Игорь Балландович, выходцы из окружения Якунина в РЖД.

Как только Путин стал президентом, члены «Озера», ранее ничем не отличившиеся на общественном поприще, получили высокие должности в государственных структурах и бизнесе: Андрей Фурсенко превратился в министра образования, Якунин получил под свое начало РЖД, «ветеран высоких технологий» Юрий Ковальчук стал главным бенефициаром открытого еще в 1990 году банка «Россия», а Николай Шамалов — совладельцем этого банка.

Как только Путин стал президентом, члены “Озера”, ранее ничем не отличившиеся на общественном поприще, получили высокие должности во власти и бизнесе

В 1990-е годы Анатолий Собчак распорядился зачислить в банк «Россия» средства Ленинградского Обкома КПСС (разумеется, на «развитие города»). Сегодня этот банк собирает с населения платежи за ЖКХ и контролирует «Национальную медиагруппу», совет директоров которой возглавляет Алина Кабаева. Здесь же были открыты счета компаний, занимавшихся строительством знаменитого дворца Путина на мысе Идокопас, вспоминает бывший партнер Николая Шамалова Сергей Колесников.

Якунин и Тамбовская ОПГ

В своих мемуарах 2018 года Якунин в рамках устоявшегося нарратива самого Путина и его пропагандистов жалуется на криминалитет и хаос, ставший обыденностью в 90-е годы. «Приватизация морского порта Петербурга и Балтийского морского пароходства сопровождалась убийствами», — негодует Якунин. Разумеется, спасителем России от криминалитета выступает сам Владимир Путин.

Однако, криминалитет оказался не чужд и кооперативу «Озеро», и банку «Россия» (правда, Якунин об этом не упоминает). Так, Владимир Смирнов — первый директор кооператива «Озеро» — возглавлял «Петербургскую топливную компанию», где вице-президентом был Владимир Кумарин (Барсуков) — лидер Тамбовской ОПГ, который на протяжении долгих лет был «ночным губернатором» Санкт-Петербурга.

А первыми акционерами в банке «Россия» почему-то оказались лидеры Малышевской ОПГ Геннадий Петров и Сергей Кузьмин. Для чего они там понадобились? Геннадий Петров, по его собственным словам, «был с Юрой Ковальчуком в очень хороших отношениях». Об этом стало известно из его собственных разговоров, прослушанных в рамках уголовного дела в Испании в 2008 году (имеются в распоряжении The Insider). Вероятно, криминалитет был эффективен в выбивании долгов. Судя по прослушкам, в том же году Петрову даже дают важное поручение «от Клишина» — помочь с взысканием кредита, выданного банком «Россия».

Петров и Кузьмин ранее считались миноритарными акционерами банка «Россия», но в 2018 году депутат Владислав Резник предъявил суду в Испании документы, согласно которым Петров был «сооснователем и владельцем 27% акций банка Россия в 1992–2003 годах», что нашло отражение в оправдательном приговоре Резнику. Адвокаты на процессе по «испанскому делу» (сам Петров не явился и продолжает находиться в розыске) называли Петрова «простым миллиардером», «другом Путина», «офицером КГБ» и даже представили суду письменную петицию о том, что Путин и Петров «познакомились в КГБ», а обосноваться Петрову в Испании якобы помог «коллега по цеху», офицер испанской разведки.

Интересно, что сосед и партнер Якунина, директор Балтийской строительной компании Игорь Найвальт, также находился в очень хороших отношениях с Геннадием Петровым. Кроме банка «Россия», Петров оказался акционером и сооснователем БСК. Как явствует из испанских прослушек, Найвальт поздравляет Петрова с днем рождения, а Петров обсуждает тендеры с участием БСК, да и ближайший помощник Петрова — Аркадий Буравой — выходец из БСК. (Подробнее о связях авторитета Тамбовско-Малышевской ОПГ Геннадия Петрова с властями РФ читайте здесь).

Воровство на строительстве порта

До 2005 года Владимир Якунин был председателем правления порта Усть-Луга на Балтийском море. В своих мемуарах он рассказывает, какая это важная задача — создать новый порт после того, как СССР потеряла все порты в странах Балтии. Рассуждая об Усть-Луге, он даже пишет, что его призвание — не считать каждую копейку, а создавать проекты с нуля, хотя в данном случае он ничего с нуля не создавал.

 

Порт строился с 1993 года, и в 1998 году Якунина как государственного инспектора позвали проконтролировать стройку. Вскоре, якобы по специальному разрешению руководителя администрации президента Александра Волошина, чиновник Якунин стал председателем совета директоров, то есть совместил государственную должность и коммерцию. Портом и его нефтеналивными терминалами через лихтенштейнскую структуру Investport Holding Establishment стали заниматься люди Якунина. Порт, строительство которого «инспектировал» Якунин, стал крупнейшей коррупционной дырой. Глава порта Усть-Луга, соратник Якунина Валерий Израйлит в 2016 году был арестован по подозрению в хищении 1,5 млрд рублей, расследование дела продолжается.

На эту тему: Путин и братва: вглядитесь в эти лица

В мая 2013 года Борис Немцов выпустил доклад «Зимняя Олимпиада в субтропиках». Там утверждалось, что в ходе строительства объектов для Олимпиады в Сочи было украдено около $25–30 млрд. В числе компаний, которые приняли самое активное участие в присвоении бюджетных средств, Немцов назвал ОАО РЖД. Якунин подал на Немцова в суд и отозвал иск только после того, как тот был убит. Но позже воровство было все же признано официально.

В 2014 году у Якунина началась полоса неудач: сначала он попал под американские санкции, затем в 2014 году Алексей Навальный рассказал о его роскошном подмосковном поместье, с просторным шубохранилищем, домом для превратников, гаражом на 15 машин и другими скромными патриотическими радостями служащего госкомпании. В 2015 году Якунина убрали с поста главы РЖД.

Поместье Якунина в Акулинино со знаменитым шубохранилищем

После этого бесславного финала в России о Якунине практически забыли, но на самом деле в его жизни начался новый этап: он уехал в Европу, где стал развивать бурную деятельность, с тем чтобы продвигать влияние Кремля в европейских странах (а заодно продолжать осваивать немалые средства), но обо всем этом — в следующей части расследования.

Также интересно

Управление хреновой репутацией. Енин, Сухачев … далее везде

salavatov

Жительница Салавата попалась на уловки мошенника при трудоустройстве

salavatov

ФСИН подтвердила самоубийство в колонии Академовского маньяка Никиты Лыткина

salavatov