Image default

Похоже, Ольга Иванкова УК «ЖЭУ №1» руководит в Нижнем Тагиле также и полицией

12 июля на сайте информагентства был опубликован материал под названием: «Почему УК «ТЕПЛО-НТ» оказалась крайней?» В ночь с 3 на 4 июля на стоянке на улице Выйской были сожжены два автомобиля, принадлежавших директору ООО «УК» ЖЭУ №1» Ольге Иванковой. 

ЧП случилось в первом часу ночи. Первым об этом сообщило информагентство URA.RU: «Два автомобиля Skoda Kodiaq сгорели ночью у директора УК «ЖЭУ №1» Ольги Иванковой в Нижнем Тагиле (Свердловская область). Девушка подозревает в поджоге конкурирующую управляющую компанию, она уже написала заявление в полицию».  

Иванкова тут же дала интервью агентству, а также, скорее всего, сообщила номер сотового телефона директора конкурирующей фирмы УК «Тепло-НТ» Андрея Ямщикова. 

В семь утра на его личный телефон пришло сообщение из Екатеринбурга. Как ночью корреспондент без помощи «заинтересованного» лица, могла узнать номер?

Как же продвигается расследование дальше никакой информации нет. А события разворачиваются очень интересно. Что мы имеем на утро 16 июля 2022 года:

Директору УК «УралГазСпецстрой» (является дружественной организацией УК «Тепло-НТ») Максиму Камаеву 8 июля в пятницу позвонил сотрудник ОБЭП по фамилии Торгашев и предложил встретиться для беседы, но на протяжении нескольких дней   встречу переносил, ссылаясь на разные причины.

15 июля в пятницу около 11 часов утра Камаеву позвонил Торгашов. Полицейский спросил, где сейчас находится собеседник.  Камаев сказал, что в офисе, на Газетной, 45. На просьбу полицейского выйти на улицу согласился без колебаний.

У входа в контору стоял «Соболек». Оттуда выскочили люди в масках с командами «Руки за голову!», «Лечь на землю, полиция» и так далее.  Камаев даже не предпринимал попыток сопротивляться, зная звериные повадки   публики в форме.

Сотрудники закинули его в салон  и начали  метелить кулаками и спецсредствами. Избиение продолжалось 15-20 минут. При этом они требовали сознаться в поджоге или назвать фамилии поджигателей. Дело в том, что Максима Камаева не вызывали даже для опроса, он не проходил  ни по какому статусу  в деле, не получал никаких повесток  в полицию. 

Только в четверг, 14 июля в районе прописки Максима Камаева появился  субъект, представившийся  стажером полиции. Он интересовался у соседей, как часто появляется здесь Камаев и при этом рассказывал историю о поджоге двух автомобилей. Шел такой ненавязчивый вброс информации.

После продолжительного избиения внутри омоновского  автомобиля  космонавты повезли  задержанного в 16-й отдел полиции на Островского. Там на входе его сфотографировали, сняли на камеру, определили размер ноги и подняли в кабинет на третий этаж. У Камаева забрали телефон, ключи от машины, но  позвонить адвокату не разрешали, мол, никаких следственных действий не производится, стаус задержанного не определен. Полицейские сказали: ты жене можешь ответить, только не говори, где ты находишься.

Потом Максима повели в другой кабинет, где с ним разговаривал начальник  УгРо Расим Маллаев. В течение часа разговор шел ни о чем — полицейский делился наблюдениями, как работает их управляющая компания на доме. Предлагал сознаться в поджоге, либо указать фамилии поджигателей.

Тут появился Торгашев. Когда он увидел в каком состоянии находится Камаев, его просто затрясло. Он предложил жертве полицейского произвола пойти на улицу покурить. На улице Торгашев заявил, что такого не должно было случиться, и так далее — обо всем и ни о чем. Интересовался ждать ли от него жалобу, и есть ли претензии к сотрудникам.

Торгашев открыто заявил, что если не будет признания в поджоге, то уничтожат организации по линии ОБЭП. 

Максима Камаева держали в ОП № 16 до трех часов, избитого водили по кабинетам, обещали, что если не сознается в поджоге, то избиение  с помощью ОМОНа покажется сказкой. При этом не было даже опроса,  и не было подписано ни одной бумажки.

Торгашев, понимая степень избиения Камаева, довез его до  офиса на Газетной, 45 . Потом родственники доставили   пострадавшего от полицейских зверств в отделение травматологии на Липовом тракте, где были зафиксированы побои. и  показания, где и как это произошло. По мнению врачей возникла угроза отека легких, в следствии сильного ушиба грудной клетки, множественные гематомы,  были обнаружены трещины на ребрах, закрытая черепно-мозговая травма ( диагноз поставили на Кузнецкого и дали направление на госпитализацию).

Вечером Камаев не рискнул оставить жену с малолетними детьми одних — какой следующий шаг предпримут садисты в погонах? На данный момент директор УК «УралГазСпецстрой» находится на больничном.

Мы конечно понимаем, что дело под личным контролем Абдулкадырова, но очень сомневаемся, что он в курсе методов применяемых в «расследовании». Конечно сегодня, сотрудники ОП 16 отвечают корреспондентам, что он оказал сопротивление и их как обычно оговорили. Поэтому некоторые издательства отказываются публиковать данную новость. И тут уже дело не в том какая управляющая хорошая, а какая плохая.

Также интересно

Адвокаты беглых владельцев ТоАЗа не могут более представлять Махлаев

salavatov

В России принят закон о гаражной амнистии

salavatov

Кому отдадут мусор правого берега Красноярска? Разбор претендентов

salavatov