Image default

Ростех не допустили до полной «связи»

Эффективность госкорпорации вызвала в Правительстве сомнения?

Фото: Владислав Шатило / РБК

Правительство России отказалось передавать госкорпорации «Ростех» пакет в 35,91% одной из крупнейших телекоммуникационных компаний России с госучастием — «Ростелеком». В качестве главной причины называют возможную потерю рычагов контроля над важным активом со стороны Минцифры, а также профильного вице-премьера и члена совета директоров «Ростелекома» Дмитрия Чершыненко.

Такое объяснение мало что проясняет. Что стоит за отказом структуре, управляемой Сергеем Чемезовым, разбирался корреспондент The Moscow Post.

Сейчас 35,91% «Ростелекома», о которых идет речь, контролирует Росимущество. Еще 19,72% — у АО «Телеком-Инвестиции», еще порядка 10% — также у связанных с государством структур, и еще порядка 2% — у «Мобитела».

В состав Совета директоров, помимо Чернышенко, входят и весьма интересные и влиятельные люди, с которыми Чемезов явно поддерживает контакт, например, это глава РФПИ Кирилл Дмитриев, у которого также могут быть свои интересы.

Зачем контроль над Ростелеком был нужен Ростеху сказать сложно. Вполне возможно, что злую шуту сыграли старые советские привычки топ-менеджмента.

Прибыль «Ростелекома» в ковидный период с 2020 по 2021 годы выросла сразу на 26%, до 31,8 млрд. рублей. И это, что называется, «чистыми». Уже одного этого наверняка вполне достаточно для того, чтобы возникло желание получить над компанией полный контроль.

Госкорпорация, видимо, стараясь показать себя на перспективу перед Правительством, предложил «Минцифры» обновить дорожную карту развития отечественного телеком-оборудования.

Кризис эффективности

Многие считают, то за формулировкой высказанной Чернышенко «потеря рычагов контроля» со стороны Правительства кроется банальное опасение, что под руководством «Ростеха» Ростелеком рискует потерять свою эффективность.

Достаточно вспомнить другие масштабные отрасли, которые фактически входят в контур «Ростеха». Из тех, что регулярно на слуху в коррупционных- «Объединённая судостроительная корпорация» (ОСК) и «Объединенная Авиастроительная корпорация» (ОАК).

К слову, ОАК с легкой подачи Сергея Чемезова в ранге директора индустриального авиакластера «Ростеха» курирует приснопамятный Анатолий Сердюков — бывший министр обороны. Который, как говорят в сказке, и от бабушки, и от дедушки ушел, не был привлечен к уголовной ответственности, а теперь вновь получает неслабую зарплату из казны.

Но Бог с ним, с Сердюковым. А что ОАК? Пожалуй, самое известное и распиаренное детище структуры — многострадальный самолёт «Сухой Суперджет». Как считается, один из самых любимых и пестуемых проектов лично Сергея Чемезова, а также главы Минпромторгоа Дениса Мантурова.

У семьи последнего, между тем, давно есть общий бизнес с семьей самого Сергея Викторовича. Причем разный. Ранее Life писал, что среди бизнес-активов пансионат и таунхаусы в Геленджике и ресторан в Москве. Появляются всё новые проекты. А некоторые старые, как, например, ООО «Финансовые системы», ликвидируются с убытками. Последнее ООО, на 50% принадлежавшее Тамаре Мантуровой, ликвидировалось в 2020 году с убытком в 4,4 млн рублей, но стоимостью активов в 6,5 млрд рублей. Куда они делись?

Фото: Rusprofile.ru

Вместо погони за госактивами для «Ростеха», Чемезову (а может, и правоохранителям) стоило бы спросить сына, куда подевались 427 млн рублей стоимости его компании. Фото: Rusprofile.ru

Вторая половина компании принадлежит ООО «Финансовые Инвестиции», которым на 100% владеет сын Чемезова Станислав. Итог 2021 года — убыток в 94 млн рублей при минусовой стоимости активов в 427 млн рублей. Вот кого Чемезову стоило бы поучить эффективности…

Но вернемся к государственным структурам. Ведь «Сухой Суперджет» оказался не только в значительной части состоящим из импортных активов, но и очень спорным продуктом. Чего стоит только резонансная трагедия в Шереметьево в 2019 году, где погиб 41 человек.

Виновным оказался пилот, но многие посчитали его «стрелочником».

Сейчас готовится к выпуску современный среднемагистральный самолёт МС-21, перед создателями которых стояла задача сделать его максимально импортонезависимым. Однако, похоже, с этим возникли большие проблемы, и сейчас у МС-21 могут возникнуть сложности с поставками электроники. О ситуации пишет «Коммерсант».

Уже не говорим про стоимость разработки. В 2021 году потраченные средства на МС-21 оценивались в 220 млрд рублей. Не многовато ли для изделия, зависимого от иностранных поставок?

Так о какой эффективности со стороны «Ростеха» и подшефных ему структур может идти речь? Или с Ростелекомом точно всё получится?

«Приватизаторам» не место

На самом деле, далеко не факт, то доли в 35% остались бы непосредственно у «Ростеха». И тут вспоминаем, пожалуй, одно из самых вопиющих управленческих решений господина Чемезова: приватизацию 75% холдинга «Технодинамика» в пользу банкира Виктора Григорьева.

Цена за 35 (!) организаций в разных частях страны, которые занимаются высокотехнологичными разработками (в основном, в области авиастроения) составила жалкие для такого актива 14 млрд. рублей. При этом конкурс проводился непрозрачно — допуск к нему осуществлял непосредственно «Ростех», ведь речь шла о стратегических предприятиях.

Рассказывают, что Виктор Григорьев близкий соратник Чемезова. Можно ли предположить, что за спиной «приватизатора» маячили коммерческие интересы самого Сергея Викторовича?

Это лишь несколько примеров, которые ставят эффективность и мотивы менеджеров Ростеха. Возможно, в Правительстве банально опасаются сценария «Технодинамики»?

Также интересно

Руководитель Следкома России взял на личный контроль дело об избиении детей в Уфе

salavatov

Жителя Башкирии осудили за призывы к экстремизму в интернете

salavatov

«НЕ МОРГЕНШТЕРН» за неделю стал вторым по популярности русскоязычным телеграм-каналом

salavatov