Image default

Террорист Хасан Насралла хвастается загоном в 100 000 обученных бойцов

Лидер запрещенной в России ливанской «Хезболлы» Хасан Насралла заявил, что его группировка насчитывает 100 000 обученных бойцов. Это превышает численность вооружённых сил Ливана, которая оценивается в 85 000. Пожалуй, на сегодняшний день это главный внешнеполитический актив Ирана, и новоизбранная элита консерваторов готова им воспользоваться. Интрига же в том, не сделают ли они ошибку при выборе партнёра по «бейрутскому кейсу».

Давление на Иран продолжается. Затянувшиеся переговоры по СВПД в Вене, негативное отношение европейских политиков к Раиси и его команде, (размышляя в логике рукопожатности и нерукопожатности, они не готовы выстраивать с новым президентом такие же отношения, какие сложились с Роухани), очевидные угрозы со стороны Вашингтона. На днях бывший советник Трампа по нац безопастности и давний «поклонник» Исламской Республики Джон Болтон послал вполне четкий сигнал: режим в Иране надо менять, внося раскол между верховным руководством, Корпусом стражей Исламской революции и армией. Собственно, примерно этим Белый дом сейчас и занимается, используя пространство присутствия иранских, проиранских и шиитских групп. Это Афганистан, Ирак, Сирия, и, конечно, Ливан. 

Понимая нарастание и внутренней напряжённости, иранскому руководству становится все сложней реагировать на внешние вызовы, к которым добавился турецкий фактор. В сложившихся обстоятельствах иранским ястребам необходимо закрепить своё влияние хотя бы в одной из зон присутствия. Самый подходящий вариант Ливан. 

В республике уже несколько лет затяжной кризис, усугубившийся пандемией COVID-19 и взрывом в аэропорту Бейрута 4 августа 2020 года. Экономика некогда «ближневосточной Швейцарии» распалась практически на молекулы, в стране нехватка медикаментов, бензина и продовольствия. Иран демонстрирует готовность помочь Ливану в решении проблем: поставки топлива, обещания построить электростанции. С одной стороны, это повышает политический актив ливанской Хезболлы, с другой — провоцирует встречное сопротивление. Протесты 14 октября, организованные против судьи Тарека Битара, ведущего расследование взрыва 4 августа и подозревающего, что Хезболла имела отношение к трагедии, закончились вооружённым конфликтом с участием «неопознанного снайпера». Хасан Насралла обвинил в произошедшем «Ливанские силы», а главу партии Самира Гиагея назвал преступником и убийцей.  В ответ Гиагея обвинил «Хезболлу» в распространении оружия среди протестующих.

Иран будет «отыгрывать» Ливан и будет предлагать этот актив заинтересованным странам. Понятно, что прямо пропорционально будет нарастать радикализация ливанских улиц. Политические оппоненты Хезболлы и их внешние кураторы не поскупятся на ответные меры. Все это будет измеряться жизнями ливанцев и перестановкой политических фигур. Но если Тегеран не ошибётся и предложит «бейруский актив» надежному партнеру, пойдя при этом на ряд уступок и компромиссов в других зонах совместного присутствия, события начнут приобретать иной характер с выгодой как для Ирана и партнёра, так и для Ливана, а заодно и Сирии. Это изменит расстановку сил в регионе, с чем не смогут не считаться как региональные, так и западные игроки.

Также интересно

Миллиардер-аферист Булат Утемуратов обучил сына достойному ремеслу

salavatin

В Кумертау бывший работник ритуальный службы предстанет перед судом за убийство знакомого

salavatov

Заседание оперативного штаба по недопущению распространения коронавируса в Башкортостане

salavatov